Нечего ловить. Почему снежные барсы уходят из России

  • Пришел, увидел, пошел обратно
  • О людях и козлах
  • Несчастные барсы

Нечего ловить. Почему снежные барсы уходят из России

Научная экспедиция в горах Республики Алтай привела к неутешительным выводам: снежных барсов на хребте Чихачева больше нет. Этот участок — ключевой для развития популяции ирбисов в России. Что можно сделать для диких кошек — в материале РИА Новости.

Пришел, увидел, пошел обратно

Снежный барс, он же снежный леопард, он же ирбис, — представитель одного из самых загадочных видов кошачьих, обитающих в России. Живет в труднодоступных для человека местах — высоко в горах. Охотится на горных копытных. Светло-серый пятнистый камуфляж скрывает его среди скал, густая шерсть защищает от холодов, а длинный пушистый хвост помогает далеко прыгать.

Это крайне немногочисленный вид, внесенный в Красную книгу России и Международного союза охраны природы (МСОП). Обитает в Центральной Азии, в 12 странах — от Северной Индии до Южной Сибири. При этом популяция невелика и неуклонно сокращается. Если в 2003 году общую численность оценивали в четыре-семь тысяч особей, то в 2020-м — в 2,3-4 тысячи.

У нас в последние годы удалось стабилизировать популяцию на уровне 70-90 особей. Согласно аналитической записке Фонда дикой природы России по итогам сплошного зимнего учета 2022-го, в Туве, Бурятии и Республике Алтай проживают 73-75 снежных барсов (из них 18 котят). Большая часть — на Алтае, 43-44 особи.

В этом году из-за плохой погоды не получилось исследовать алтайскую часть хребта Чихачева. Это важнейший участок, соединяющий алтайскую популяцию с Монголией, где около 1000 снежных барсов. Именно там генетическое ядро вида в регионе.

В конце мая до хребта Чихачева добралась добровольческая экспедиция «По следам снежного барса», организованная на средства Всемирного фонда дикой природы, Алтайского заповедника и добровольцев. Участники проверили 30 фотоловушек на 13 зимних локациях. Результаты печальные. Камеры зафиксировали лишь четырех барсов — самку с двумя котятами и самца, которые по разу попали в объектив и больше не показывались.

"То есть они зашли на приграничную территорию и сразу вернулись в Монголию", — объясняет РИА Новости участник экспедиции, врач из Петербурга Вячеслав Заметня.

Камера засняла животных еще зимой. С тех пор ни одного барса фотоловушки не поймали.

«Это удивительно: мы с 2011-го там работаем, ставим камеры и весной всегда видели одного или нескольких барсов», — отмечает старший научный сотрудник Алтайского заповедника Сергей Спицын, руководивший полевыми работами.

По мнению специалистов, все дело в «катастрофическом сокращении кормовой базы».

«На снимках с фотоловушек были единичные фиксации сибирского горного козла (основной источник питания снежного барса). Если в прошлом году добровольцы наблюдали стадо сибирских горных козлов из около 20 особей, то в данную экспедицию было встречено всего четыре молодых особи на всей обследуемой территории», — говорится в отчете.

По словам Спицына, некогда большой ареал обитания сибирских горных козлов на этом участке стал фрагментированным и теперь представляет собой совокупность микроочагов. Пятна этой мозаики постепенно исчезают.

Такого не было за всю историю мониторинга на хребте Чихачева.

Нечего ловить. Почему снежные барсы уходят из России

О людях и козлах

Причина сокращения численности козлов — охота. Хребет Чихачева проходит по территории Тувы, Республики Алтай и Монголии, и только на алтайском макросклоне нет охранных зон.

«Эта территория входит в состав общедоступных охотничьих угодий, и там проводится как законный, так и браконьерский отстрел животных. По сути, этот процесс никак не контролируется, потому что за огромнейшим Кош-Агачским районом следит всего один охотинспектор», — уточняет Заметня.

Район, через который проходит несколько горных хребтов, где и обитают большинство российских снежных леопардов, занимает 19,8 тысячи квадратных километров (для сравнения: вся Черногория — 14 тысяч). Охотой промышляют как местные, так и заезжие, в том числе так называемые VIP-охотники.

В результате истощения кормовой базы снежные барсы перестают мигрировать из Монголии в Республику Алтай и российская группировка больших кошек превращается в изолированную. В долгосрочной перспективе это угрожает их выживанию.

"Если не будет свежей крови, может начаться вырождение из-за близкородственных скрещиваний", — поясняет Спицын.

Кормовая база сокращается и в других районах обитания снежного барса.

Спицын считает, что сеть особо охраняемых природных территорий в республике не соответствует научно обоснованным границам. Так, кластерный участок Сайлюгемского нацпарка занимает бассейны рек Юнгур и Коир а соседние участки никак не охраняются и работники нацпарка не имеют там полномочий. Попытки включить эти земли в охраняемые встречают сопротивление местных жителей и администрации.

«Никому не хочется ограничений и контроля за охотой. Люди добывают горного козла, марала, в том числе по лицензиям. Охотятся даже на кабаргу, которую внесли в Красную книгу Республики Алтай. Ведь мускусная железа этого животного стоит огромных денег. Практических действий по охране кабарги власти не предпринимают», — указывает собеседник РИА Новости.

Нечего ловить. Почему снежные барсы уходят из России

Несчастные барсы

Но это не единственная беда. Охотники угрожают не только кормовой базе, но и самим хищникам. С начала 2010-х, когда снежных барсов в Республике Алтай стали изучать с помощью фотоловушек, несколько особей погибли от рук человека. В том числе самка с двумя котятами.

Законодательство предусматривает уголовное наказание и за охоту на снежного барса, и за оборот дериватов (выделку шкуры, изготовление чучела, перевозку и т. п.). Однако ирбисы могут попасть в капкан и случайно.

В регионе петлями охотятся на волка, росомаху, рысь, а поскольку тропы у зверей общие, то и снежные барсы попадают в западню. По словам Спицына, барса легче поймать в ловушки, потому что он не боится запаха человека.

"Охотник может даже не взять попавшегося барса. Но кто-то решится рискнуть. Дважды в течение нескольких последних лет в регионе задерживали торговцев шкурами барса. Случаев ловли этого редкого животного, наверное, гораздо больше, чем мы знаем", — подчеркивает ученый.

Неблагополучие снежных барсов в России подтверждается и косвенными признаками. Например, в Туве заметили всего четырех котят в трех выводках, тогда как в среднем у самки рождается два-три детеныша. Спицын убежден, что это тоже свидетельствует о проблемах с кормовой базой.

«Неизвестно точно, почему так происходит. Вариантов много: рождаются слабые котята, им не хватает молока, они погибают из-за нападений хищников, когда самка вынуждена надолго отлучаться из-за недостатка пищи», — перечисляет он.

Чтобы изменить ситуацию, ученые и активисты призывают власти Республики Алтай (где 2022-й, кстати, объявили Годом снежного барса) организовать на хребте Чихачева заказник федерального значения.

«Важно, что это не ударит по региональному бюджету и создаст дополнительные рабочие места для жителей Кош-Агачского района», — отмечают участники экспедиции в отчете.

Кроме того, федеральный заказник не отнимет у местного населения земли для пастбищного скотоводства. На хребте Чихачева люди не живут — лишь два месяца в году пасут скот.

Второй способ, который предлагает Спицын, — существенное увеличение числа сотрудников и финансирования природоохранного комитета, которые могли бы следить за обширной территорией. Но в реальность этого сценария верится слабо.

Нечего ловить. Почему снежные барсы уходят из России

Добавить комментарий

Adblock
detector