«Расприглашение» российской науки: как санкции Запада ударили по ученым

«Неужели санкции Запада, связанные с ситуацией на Украине, коснутся и РАН с Министерством науки?» – задал мне вчера вопрос один хороший знакомый. Не хотелось в это верить до последнего, но реальность есть реальность… Ряд институтов уже получил «письма несчастья» об отказе в сотрудничестве, о закрытии поставок приборов и реагентов, так необходимых нашим ученым.

В институтах пока сохраняют сдержанный оптимизм, но что будет через два-три месяца, год, не знает никто. Пока их директорам поручено провести ревизию имеющегося потенциала, указав на слабые места. Поскольку объединенных данных по всем российским институтам нет, корреспондент «МК» сам обзвонил ряд ведущих научных организаций.

«Расприглашение» российской науки: как санкции Запада ударили по ученым

Начнем с математиков, которых на днях лишили права проводить Международный конгресс и Генеральную ассамблею Международного математического союза (ММС) 2022 года. Впервые с 1966 года они должны были пройти в Санкт-Петербурге, и вот – отмена.

Теперь все приглашенные в Россию участники, получившие на эту поездку гранты, вынуждены оставаться дома. Конгресс пройдет в режиме онлайн. Наши ученые будут выступать с докладами в таком же формате. Но, генассамблея, на которой избирается руководство конгресса и также проходит церемония награждения, должна проводиться только очно. Вынесено решение, что она состоится, но за пределами России.

         Холодная физика

 По словам директора Физического института им. Лебедева РАН Николая Колачевского, физики тоже успели почувствовать «холодное» отношение Запада, связанного с украинскими событиями.  

   – От ряда поставщиков приборов мы получили холодные письма о том, что они приостанавливают поставку, – говорит Николай Николаевич. –  Кто-то ссылается, что их заставляют делать это головные офисы, подталкивают государственные резолюции, другие опирается на свои собственные принципы.

 Из проектов, которыми ученые очень дорожат, под угрозой оказался телескоп «Спектр-УФ». Его изготовление прописана в Федеральной космической программе. У ученых был тесные контакт с английской компанией Teledyne E2V, которая должна была поставлять часть оборудования, в частности, чувствительные фотодетекторы для телескопа. Но буквально вчера она прислала письмо о том, что контракт приостанавливается… 

– Надеемся, что это не полный разрыв, –  говорит Колачевский. – Несмотря на то, что много оборудования делается в России, именно чувствительные матрицы, необходимые для телескопа, мы ждали от поставщиков из Великобритании. 

 Основное беспокойство, по словам физика, вызывают поставки полупроводниковых комплектующих: многое мы либо умеем делать, либо скоро научимся, но налаживание массового производства полупроводников потребует времени.

 В крайнем случае, специалисты надеются, что их выручат поставщики из Китая и Гонконга, но… Это все-таки будут компоненты не совсем того качества, с которыми привыкли работать в ФИАНе.  

 1 марта Министерство науки и образования Польши объявило о том, что останавливает сотрудничество с Россией в области науки и техники, договор о котором был подписан еще в 1993 году. Согласно этому заявлению, Польша отказывается «от взаимного признания сертификатов, дипломов, периодов обучения, образования, квалификации и научных степеней» с российской стороной. По словам заместителя главы ведомства Влодимежа Бернацкого, в числе прочих контактов прекращено сотрудничество в рамках Объединенного института ядерных исследований в подмосковной Дубне.

– Нас покидают Польша, Чехия, – с огорчением подтверждает один из сотрудников ОИЯИ. – А европейская организация по координации физики и астрофизики   в своем письме  использовала слово, которое я никогда и не встречал английском языке – «disinvite”, что буквально означает –  «расприглашение» или отказ в приглашении. Но надо вам сказать, что это все мы видим сейчас в основном на официальном уровне. На личном – многие коллеги пребывают в шоке от происходящего.

                                     Тупик для «наук о жизни»?

Примерно такой же шок испытывают и химики с биологами, чьи научные сферы  еще более чувствительны к санкциям. Ведь производство химических реагентов «упало» у нас в стране еще в начале 90-х.

Чтобы получить в современной России реагенты, клеточные материалы и прочие расходники, еще до спецоперации нужно было ждать 2-3 месяца и переплачивать в 2-3 раза дороже. Теперь сроки еще больше растянутся, к тому же химики рассчитывают в основном на китайских поставщиков.

— В наших передовых исследованиях мы не всегда знаем, что понадобится завтра, какие уникальные расходные материалы понадобятся для работы, – поясняет доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией эпигенетики Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН Сергей Киселев. – Учитывая еще и то, что срок годности многих реактивов ограничивается шестью месяцами, ситуация еще больше усложняется.

– Нет ли возможности создать свои реактивы?

– Мы пытались как-то воспроизвести чужую рецептуру, но работа закончилась неудачей. Зависимость «наук о жизни» от западных реактивов составляет если не 100, то 90 процентов точно. Но самый существенный момент — это молодежь, которая уже намылилась уезжать на Запад, чтобы впоследствии не была испорчена научная карьера. Понятно, что это проблемы временные. Но есть ли у нас на это время?

Киселев отметил также, что российским ученым отказала в помощи даже международная депонентная база, куда исследователи добровольно отсылают свои, полученные в лабораториях генетические конструкции, с разными последовательностями ДНК. Это очень полезная и востребованная база. Она высылает образцы всем желающим познакомиться с ними практически бесплатно (деньги берут только за пересылку). И вот теперь она объявила, что из-за проблем с почтовыми пересылками не может больше оказывать такие услуги россиянам.

Директор Института общей и неорганической химии им. Н. С. Курнакова РАН  Владимир Иванов, отметил, что санкции больно ударят сейчас и по обновлению приборной базы. 

– Мы все ждали этого обновления, Министерство науки и высшего образования выделило большую сумму на его закупку в 2022 году, состоялся конкурс… Теперь не понятно, как мы будем действовать, удастся или не удастся доставить оборудование в Россию.

Конечно, часть приборов изготавливается у нас, но спектрометры, рентгеновское оборудование, электронные микроскопы все же весь мир закупает у США, Японии… Из 8-10 позиций, которые полагались нашему институту, на сегодняшний день,  одна уже «слетела» по причине наложенных санкций.

                     Публикации «без учета  сексуальной ориентации»

Что касается публикаций статей наших ученых в зарубежных научных журналах, тут ситуация получше. Правда, все-таки успел прогреметь один случай с отказом. О нем сообщил в соцсети химик Вадим Батаев. Отправленную им статью в журнал «Молекулярная структура» (Journal of Molecular Structure) поначалу вернули с формулировкой – касающейся «запрета сотрудничества с российскими учреждениями». Но как только в дело вмешался издательский дом Elsevier, ученого заверили, что статья будет принята без проблем. Управляющий директор по научным, технологическим и медицинским журналам Лора Хассинк заявила, что пока никаких санкций против российских авторов нет, и что редакторов журналов просят следовать привычной практике и «оценивать интеллектуальное содержание рукописи – без учета расы, пола, сексуальной ориентации, религиозных верований, национальности, гражданства или политической философии авторов».

Очень много запретов на общение с российскими учеными наложила Германия. В частности, соответствующую резолюцию выпустил МИД этой страны. Не так давно было объявлено, что свой телескоп, установленный на спектрометре «Спектр-РГ» отключил немецкий Институт Макса Планка,  заморозили академические программы  и научные контакты с Россией Германская Служба Академических Обменов (DAAD) и Альянс научных организаций. Стараются не отставать от немцев и американцы, в частности Массачусетский технологический институт объявил о том, что планирует прекратить сотрудничество со Сколковским институтом науки и технологий, с которым у него порядка 10 совместных проектов. 

Холодком отдает и в отношениях к россиянам в европейском ЦЕРНе, где на Большом адронном коллайдере работает много наших. Как ни странно, но раздаются и досужие голоса некоторых участников проекта ИТЭР – Международного экспериментального термоядерного реактора типа токамак. На это директор российского офиса ИТЭР Анатолий Красильников ответил нам следующее: 

– Сейчас мы находимся на стадии идентификации проблем. Надеюсь, через 2-3 дня будет понимание того, где у нас возникнут трудности. Будем анализировать, как нам преодолевать их. Мы – в контакте с гендиректором  ИТЭР Бернардом Биго. Во-первых, нельзя отстранить тех, кто в свое время был инициатором проекта, и кто пригласил всех для участия в нем (это была наша страна).  Во-вторых, проект прошел 80 процентов по пути к получению первой плазмы (реактор планируется запустить в 2025 году).  Это такой фактор, который не позволяет остановку работ.  В-третьих, в проекте действует принцип консенсуса, то есть, все решения принимаются только с согласия всех участников ИТЭР. 

Красильников напомнил, что Россия изготавливает для ИТЭР 25 систем, без которых запуск реактора будет сорван. Над ними много лет работают Институт прикладной физики из Нижнего Новгорода,  Курчатовский институт,  Физтех им. Иоффе, Новосибирский институт ядерной физики им. Будкера и другие. Так что нельзя Российскую науку вот так просто сбросить со счетов. 

Специалисты уверены, что за последние годы в разных российских институтах накопилось  много полезных разработок, которые были не востребованы в угоду импорту. В частности Николай Колачевский считает: «Если сейчас, не теряя времени, создать кооперацию между научными организациями, перегруппироваться, мы можем достаточно быстро помочь нашей промышленности и госкорпорациям».    

Добавить комментарий

Adblock
detector